Андрей Мареев
* * *
Главная
Об авторе
Фотогалерея
Фотобанк
Услуги
Цены
Статьи
Самоучитель
Избранное
Избранное
кое-что из...
Цель творчества
     
Новое на сайте
     В "Тульской области(3)" пополнение
Полезные ссылки
     Здесь содержатся ссылки на ресурсы, которые могут оказаться полезными для тех, кого заинтересовал мой сайт.
Приветствую Вас
     
          Главная >> Статьи

Философия фотопейзажа


      1.Философия фотопейзажа - это часть философии фотографа и, соответственно, общей философии. Говоря другими словами, от взглядов автора на жизнь в данный момент зависит то, что он будет снимать и как преподносить. Кому-то может показаться, что на всё воля случая, мол, оказался в нужный момент в нужном месте, - значит будет кадр, и причём тут философия? Так вот, философия как раз и разъясняет, почему два маститых фотографа, оказавшись в одном месте в один момент, сделают два разных кадра. Дело в том, что “видят” они по-разному, то есть выбирает, исходя из своего духовного и профессионального багажа, каждый для себя сам. Например, снимая одно и то же состояние природы, один фотограф будет стремиться сделать эффектный кадр, другой фотограф - таинственный, а третий увидит в этом основу для экспериментов в лаборатории или на компьютере. Почему один предпочитает снимать ночное небо, другой -  восходы, третий - море, четвёртый -  лес и так далее? Потому, что у каждого своя дорога, свой интерес в жизни и в фотографии.
  Тема пейзажа присуща многим видам искусства и, если не задумываться, то можно решить, что визуальным видам легче изображать картины природы, чем другим. Якобы лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Это не совсем так, потому что любой вид искусства, в том числе и живопись, графика и фотоискусство способны напрямую передать лишь часть чувств,  возникающих на пленэре, а искусство тем и занимается, что пробуждает различные чувства у зрителей (то есть работает с астральным телом) и через определённые сочетания этих чувств затрагивает более высокие сферы жизни (более тонкие тела) - иррациональный уровень. Так визуальные искусства не могут напрямую передать звук и запах, а в литературе нельзя передать форму, цвет и свет. В музыке невозможно напрямую передать практически никакие чувства от пленэра. В этом отношении вызывает восхищение цикл “Времена года” П.И.Чайковского. Это яркий пример того, как надо создавать образы и насколько они могучи. Благодаря им достойный зритель, слушатель, читатель может воссоздать недостающие чувства и получить истинное наслаждение от произведения. Кроме того, в ряду себе подобных  фотография занимает особое место, связанное именно с фотографичностью вида. Это накладывает весомый отпечаток на восприятие фотографии зрителем, особенно, если этот зритель не имеет непосредственного отношения к фотоискусству. На отношение к фотопейзажу в обществе немалое влияние оказывает тот факт, что в связи с развитием цифровых технологий фотография стала не просто массовым видом творчества, а я бы сказал, повальным. Упомянутый факт тянет за собой много последствий,  и одно из них, -  это уменьшение потребности масс во внешних источниках, поставляющих фотопейзаж - как искусство,за которое надо платить. Об этих проблемах можно много говорить и, вообще, зарыться в философии нашего общества, которая, конечно влияет на философию каждого автора, причём между ними всегда существует конфликт.
2. Несмотря на доступность фотопейзажа (его хоть раз снимал едва ли не каждый городской житель), серьёзно им занимается не так много людей, а авторов и того меньше, причём каждый дошёл до этого своей дорогой, набил свои шишки, преследует свои цели и служит своим идеалам. Отсюда большое разнообразие пейзажных подходов, и, чтобы разобраться в них, проведём условную классификацию фотопейзажа по признакам.
2.1.0.Первое и главное, это для каких целей создавался пейзаж, здесь возможны три варианта. 2.1.1.Для продажи (коммерческий), сюда же можно отнести и пейзаж на заказ.

Пейзаж, снятый для продажи

Вид на Бештау - типичный коммерческий пейзаж.

Здесь необходимо учитывать потребности и менталитет потенциального или конкретного заказчика. Российский потенциальный покупатель, как правило, хочет видеть пейзаж жизнерадостный, яркий, эффектный, либо не как у всех - “эксклюзив”. Нельзя, к сожалению, забывать и о том, что для российского покупателя фотопейзажа, а это чаще всего покупка для календарей, лучшим будет тот, который приобретён на халяву. Это относится и к богатым фирмам. При движении к цели – продажа, иногда появляются вещи, достойные встать в один ряд с произведениями искусства, но, пройдя через жернова полиграфии, чаще всего, они превращаются в никчёмную картинку. Кроме того, если снимать для того, чтобы продавать, то включается философия рынка, а она, как известно, прямо противоположна философии искусства. 2.1.2. Для души. В этот вариант попадает большинство произведений, являющих художественные образы, но сюда же попадут и почти все работы начинающих фотопейзажистов. Главное, что здесь и надо искать ответы на вопросы философии фотопейзажа, так как искренний пейзаж только здесь.

Пейзаж для души

Март - пейзаж для Русской души.

2.1.3. Для удовлетворения самолюбия, повышения оценки в обществе и тому подобное. Хотя это и незначительная категория, но всё же присутствует и преследует иные цели, а значит ей служит и соответствующая философия. Конечно, в жизни всё не так просто, и частенько эти три варианта переплетаются. Важно только понимать, для каких целей ты снимаешь каждый конкретный пейзаж.
2.2.0. Пейзаж можно классифицировать по исходному объекту для изображения.
2.2.1. Пейзаж природы – классический в общественном сознании. Здесь главную роль играет самоопределение места фотографа в природе: царь, часть, песчинка, наблюдатель и так далее. Уверяю вас, философии царя, части природы и раба – песчинки будут сильно отличаться, а значит и результат будет отличаться, скажем, как драма от сатиры.
2.2.2. Городской пейзаж имеет столь же внушительный стаж, что и пейзаж природы, но между ними есть принципиальная разница. Города создаются людьми с большими или меньшими вкраплениями живой природы, в то время как в природе лишь есть участки, где вмешивался человек. Есть, правда, и область, в которой эти два вида пейзажа соприкасаются. Я имею в виду тот факт, что в некоторых городах можно снимать пейзажи природы ни чем не напоминающие о городе, например в Москве. Если говорить о городском пейзаже в чистом виде, то здесь существует масса направлений. Я не берусь объять их все, но каждое преследует свои цели, а значит имеет свои взгляды и движущую силу, следовательно, и философию. Кто-то воспевает старый город, кто-то новый, кто-то обнажает парадоксы их слияния и так далее, не говоря о количестве стилей, в которых это преподносится.

Река Москва в черте города

Эта фотография иллюстрирует не городской пейзаж посреди Москвы.

В Лондонском парке

Эта фотография иллюстрирует пейзаж в городе.

Современный городской пейзаж в Лондоне

Эта фотография иллюстрирует городской пейзаж.

2.2.3. Подводный пейзаж – сравнительно молодой, да и занимаются им пока единицы. Не каждый фотограф полезет с аквалангом и аппаратурой в царство Нептуна, но это царство очень загадочно, так как это не наша среда обитания, как и космос. Эта особенность не может не отражаться в философии, поэтому основной, хотя и не единственной, целью в этом направлении является обнажение восторга от необычности подводного мира, то есть эмоции. Правда есть фотографы, которые пользуются и более глубокой философией, пытаясь, например, отразить связь времён. 2.2.4. Условный пейзаж, то есть подражание пейзажу при съёмке непейзажных объектов. Простейший пример-это рисунок на морозном стекле. Количество разновидностей таких пейзажей пока растёт, это может быть театр теней, может быть макромир, может быть результат химического тонирования отпечатка и так далее. Основу философии этого вида пейзажа составляет желание в зерне песка увидеть целый мир.
2.3.0. Ещё одно условное разделение по наличию и количеству цвета в пейзажной работе тоже основывается на разных философских взглядах, но уже не на объект пристрастия, а на роль цвета в восприятии фотографии. Начинается этот ряд чёрно-белым пейзажем, затем идёт монохромный, за ним различные степени тонирования, потом выдержанный цвет и, наконец, яркие цвета. Все эти различия ведут к разным целям и, чтобы их вскрыть, потребуется отдельная статья.
2.4.0. Нельзя не затронуть и ещё одну классификацию, а именно – по степени обработки, рукотворного вмешательства в изображение (степени идентичности с натурой).
2.4.1. Естественный, натуральный, то есть максимально схожий с натурой, видимой невооружённым глазом. Наибольшее количество пейзажей относится к этой группе и, конечно, здесь встречается очень много банальностей, можно сказать, натурализма. Удачные работы из этой группы могут относиться к таким направлениям в искусстве, как реализм, романтизм, символизм, экспрессионизм и некоторым другим. К этой группе относится большая часть и моих пейзажей. Лично для меня это связано с тем, что только здесь можно ловить тончайшие состояния природы, пробуждающие чувство прекрасного от реальности и показывать зрителю, пользуясь, пока живым, представлением о том, что фотография – зеркальное отражение действительности. Любому опытному фотографу известно, что это не так, хотя бы потому, что объективы “видят” не так, как глаз, и каждая разновидность плёнки передаёт действительность на своё усмотрение, а уж когда в кадре восходящее солнце, можно не ждать адекватности от любой плёнки. 2.4.2. Обработанный  каким-либо рукотворным методом с целью обобщения художественного образа. Методов много, но ни один из них не сможет обобщить то, чего нет, а, значит, образ должен присутствовать ещё до обобщения, так что цель этих методов, по существу, сводится к обнажению обобщённого образа, возникшего в голове автора. Более правильно было бы назвать их методами обнажения или выявления скрытых от простых глаз художественных образов. К простейшим можно отнести применение при съёмке мягкорисующей оптики или насадок, при печати – тангир, растров и размывающих насадок. Эти методы рушат стену реальности и позволяют зрителю сразу прикоснуться к образу, а значит - вырваться за пределы реального времени. Не смотря на это, такие пейзажи воспринимаются подготовленным зрителем как отражение действительности, хотя и через мутное или старое зеркало, и в этом сила только фотографии. 2.4.3. Созданный пейзаж, то есть не существующий в реальности. Это значит, что целью обработки является трансформация в свою, придуманную, искусственную реальность. Такая реальность не дышит жизнью, а живёт в воображении. У этого подхода есть много почитателей, решивших потягаться с Творцом, так как одни из них не умеют восхищаться его творениями, а другие просто заблудились в потёмках жизни, и им скучно жить в реальности. По существу это сюрреализм. Сюда можно отнести почти все коллажи, некоторые совмещённые изображения, пейзажи, грубо искажённые по цвету или контрасту. Кстати, в этой категории легко оказаться, грубо применив некоторые эффектные фильтры. Такой пейзаж хорошо воздействует на зрителя, который жаждет зрелищ. 3. Исходя из сказанного выше, становится понятным, что фотопейзаж может воздействовать на зрителя на рациональном и иррациональном уровнях. То, что можно описать обычным языком, ссылаясь на пять физических (эфирных) чувств, чувства астрального тела и умозаключения (ментального тела) - это рациональный уровень, а то, что не поддаётся полноценному описанию, так как находится на более высоких, чем ментальное тело уровнях, конкретно на буддхиальном и атманическом,- это иррациональный уровень. Его иногда ещё называют надсознательным уровнем. Когда в пейзаже есть иррациональное (необъяснимое), то обычно говорят о наличии мистики. Некоторых это раздражает, видимо потому, что они плохо ощущают свои высшие тела и способны воспринимать только до ментального уровня, но не всё в этой жизни можно объять разумом. Вот тут как раз и всплывает объяснение, почему истинное искусство – элитарно. Чтобы зритель испытал чувство прекрасного, глядя на работу автора (а значит, через художественный образ этой работы подключился к соответствующему эгрегору) необходимо, чтобы у зрителя и автора совпало большинство поставленных на буддхиальном уровне целей затронутых этой работой. Так как набор этих целей у всех разный и подчиняется только идеалу, который смутно ощущает человек, но беспрекословно ему служит, то становится ясно, что далеко не все смогут правильно воспринять (ощутить в полной мере чувство прекрасного) конкретное произведение искусства, даже если все они пейзажисты. Говоря простым языком, все мы люди разные и глупо надеяться, что если вы создали сильный художественный образ, что подтверждается каким-то небольшим кругом ваших зрителей, то он просто обязан быть так же воспринят всеми достойными зрителями.

иррациональный уровень

Эта фотография иллюстрирует иррациональный уровень восприятия.

Эта фотография иллюстрирует рациональный уровень восприятия.

Эта фотография иллюстрирует рациональный уровень восприятия.

Печально, но мы живём в ментальный век, когда разум ценится превыше всего, а все остальные шесть тонких тел неоправданно запущены. Посему истинное искусство мало волнует общество, а больше то, что соответствует ментальному, то есть наука, техника, следовательно, – комфорт. Это, в свою очередь, приводит к потребительскому отношению к природе, к возвеличиванию человека над природой и к духовному опустошению. Истинные цели подменяются бутафорскими, и, ослеплённое ярким светом своих достижений, общество падает в пропасть, а думает, что летит ввысь. В мире и в человеке все семь тонких тел должны быть гармонично развиты, а когда есть перекос в какую-то сторону, то возникает дисгармония и “организм” заболевает, что мы и видим вокруг себя. Мир словно сошёл с ума, войны, катаклизмы, богатство соседствует с нищетой, а на природу вылезают только чтобы оттянуться с бутылочкой и нагадить. О какой культуре, о каком духовном пейзаже можно говорить в таком обществе? Это стезя избранных, ведь прожить достойно, занимаясь искусством, невозможно. Хотя кто-то может и попасть в струю временного спроса, но только не фотопейзажист, не считая коммерческого, правда и там сейчас спрос упал.
4.0. Немного о заблуждениях в философии некоторых авторов F @ V.
4.1. О штампах в пейзажной фотографии.
  В применении к образам и объектам пейзажной фотографии понятие “штамп” - очень не конкретное, так как одну и ту же фотографию одни люди могут причислить к штампам, а другие - нет. Это зависит от их визуального опыта, способности тонко чувствовать природу, философских взглядов и даже от настроения в данный момент. Можно, конечно, сказать: ”Причём тут разные люди? Речь идёт о среднестатистическом восприятии. ” А кто проводил эти статистические исследования? В этом вопросе ведь можно дойти и до того, что все художественные образы, витающие в обществе и не важно, откуда они вышли, из фотографии, из живописи, из поэзии или ещё откуда, назвать штампами, а, следовательно, неинтересными, не достойными восхищения, так как всё, что они несут, уже впитано, и извлечь больше нечего. Так, люди жаждущие прогресса (а, точнее, ищущие новенького), готовы перечеркнуть культуру, наши корни, без которых мы становимся просто живым материалом, в опустошённые души которого можно впихивать всякую дрянь - будь то космополитизм, насилие, жестокость или американская псевдокультура. Нельзя применять понятие “штамп” к художественному образу, будь то упавшая сосна с картины Шишкина или ещё что-то.

Утро в лесу 

Эта фотография иллюстрирует гештальт - Шишкинский лес.

Дело в том, что известный образ, явившийся настоящему художнику на пленэре, станет иным и будет лишь отдалённо напоминать известный, а всё потому, что истинный художник и реальность обязательно оставят свой отпечаток на вновь создаваемом образе. Этот отпечаток будет состоять из особенностей компоновки, передачи световоздушной среды, стиля и так далее. Старый образ здесь выступит лишь в роли гештальта, на который накладываются реальные условия и особенности стиля и взглядов автора. Если уж и говорить о неприятии штампов, то это скорее не штампы, а лубок. Вот это, действительно, не достойно восхищения, так как это по сути своей бездушная имитация известных образов, причём кричащая, предназначенная для продажи.
  Ещё один важный момент в вопросе повторения самых известных художественных образов, пришедших к нам из сказок, былин, поэзии и так далее. Когда люди вспоминают эти образы, то, как правило, не те, что пришли из литературы, а вторичные, созданные талантливыми художниками в кино, на картинах и иллюстрациях, то есть – визуальные. Это значит, что если вы - художник, то вот вам поле деятельности. Создавайте свои образы, не похожие на те, вторичные, ведь вы прикасаетесь к вечному источнику воображения – природе, а взгляды на жизнь у вас уже не те, что у авторов, живших раньше. Значит, если вы не будете стремиться повторить те вторичные, то ваши будут новыми, по крайней мере, для вас, что уже интересно, так как через эту цепочку действий вы познаёте себя и окружающий мир, а это и есть творчество.
4.2. О сказке в фотографии.

Реальная сказка

Эта фотография иллюстрирует гештальт - Русские сказки.

Иррациональная вещь на тему Русский лес

Эта фотография иллюстрирует гештальт - Русские сказки (лес).


  Если человек работал несколько лет над какой-то темой, допустим, лесные образы русских сказок в фотографиях русской природы. Достиг ощутимого результата и сказал бы: ”Всё. Мне это больше неинтересно”.  Я бы смог понять этого человека. Но когда говорят: ”Я могу запросто сделать в тайге фотографии, напоминающие эти сказки… Тогда получается всё просто до скуки…”, то я понимаю только то, что этот человек никогда этого не делал и вряд ли сделает, так как его это не интересует. Должен заметить, что увидеть в тайге или ещё где-нибудь объект, напоминающий вам что-то, хорошо всем известное, это совсем не то же самое, что сделать достойную фотографию с этим объектом, даже если вы считаете себя мастером. Лично мне довелось видеть не так много достойных фотографий, в основе которых лежат образы из сказок, так что главное здесь в том, как это сделано, а не откуда взят гештальт. Ещё одна оговорка. Я имею в виду чистую фотографию, то есть когда фотографируемый объект почитается как реальная индивидуальность, а не когда объект используется в качестве кирпичика для строительства виртуальных образов.
4.3. О законах в фотографии.
  Я совсем не за то, чтобы фотохудожники создавали свои произведения строго по законам построения изображения на плоскости и не за пренебрежение ими. Я за то, чтобы они их знали, и понимали, что по ним не строить изображение надо, а читать. Читать ваши произведения зритель будет по этим законам, хотя он этих законов может и не знать. Только когда в художнике эти законы сидят как буквы родного алфавита, он сможет создавать сильные вещи. Причём изучать эти законы надо не только по книгам, а, в первую очередь, по своим работам. Вот тогда, спустя лет пять-шесть бесконечного анализа, вы начнёте чувствовать все нюансы этих законов, хотя можете при этом и не знать их названий. Так сами выведите их для себя.
4.4. О новом в пейзажной фотографии.
  О новом в пейзажной, да и в фотографии вообще сетовали всегда. Новое – это своё, авторское. Дело в том, что каждый открывает мир для себя сам, а не для всех и не за счёт всех. Есть вещи очевидные, например, когда кто-то находит новую технику съёмки, печати и так далее, которые позволяют на привычные вещи взглянуть иначе. Да, это новое, но это не новый пейзаж. Это как новая аранжировка старой мелодии. Это другой, обновлённый способ подключения воображения для другого восприятия того же фотопейзажа. Это игры ума, которые пробуждают новые чувства от старого пейзажа, то есть если посмотреть на тот же пейзаж через очки другого цвета. На мой взгляд, ценнее и интереснее создавать новые мелодии, а не аранжировки. Новое – это результат, который задевает те оттенки чувств, которые не задевало ни одно известное вам произведение. Вот это, действительно, творчество, действительно, победа, но только над собой, так как это глубоко лично. Приговор же общества, скорее всего, будет отрицательным, если вы не на гребне славы. Не стоит забывать и о том, что в мире существует огромное количество прекрасных фотопейзажей, и никто не мог видеть их все. Так что не стоит заморачивать себе голову такими глупостями, как “хочу создать новый пейзаж”. Надо просто реализовывать свои гештальты, и тогда вам не хватит жизни, чтобы всё реализовать. Ведь не природа нам подчиняется, а мы ей. Иногда рассуждают о новом в пейзаже, как об открытии, но это из другой области. Открытие может быть только в науке, а не в искусстве. В искусстве не существует теорем, хотя многие до сих пор пытаются его понять, а не почувствовать. А некоторые выдают нам свои головоломки под видом произведений искусства.